Россия
Есть вопрос?
Звоните: +7 (968) 396-60-03
Заказать обратный звонок Инвестиционная компания «АссетВенчурИнвестментс»


Три дня, которые потрясли Кремниевую долину

Три дня, которые потрясли Кремниевую долину

Стивен Бертони | forbes.ru

Как сын опального рантье Джошуа Кушнер в 26 лет стал одним из самых успешных венчурных капиталистов Кремниевой долины.

Джошуа Кушнер приехал в начале апреля с семьей в Мексику, чтобы отметить еврейскую Пасху. Поздней ночью он лежал в своем номере и читал биографию легендарного нью-йоркского архитектора Роберта Мозеса. Когда он перевернул очередную страницу, ему на телефон пришло SMS. Близкий к Facebook источник сообщал, что Марк Цукерберг только что договорился о покупке мобильного фотоприложения Instagram за $1 млрд. Всего три дня назад венчурный фонд Кушнера Thrive Capital на пару с такими гигантами как Sequoia Capital и Greylock Partners купил долю в Instagram из расчета стоимости всей компании в $500 млн. Это означало очень простую вещь: за 72 часа Кушнеру удалось удвоить свои вложения.

Кушнер, которому не так давно исполнилось 26 лет, должен был испытать радость, но его эмоции были сложнее. С одной стороны, он был рад за инвесторов Thrive Capital, а также за основателя Instagram и своего близкого друга Кевина Систрома. С другой стороны, Кушнер мечтал превратить Instagram в огромную и, самое главное, самостоятельную социальную сеть. До утра он так и не смог уснуть, размышляя о том, удастся ли ему реализовать свои планы. Сделка между Цукербергом и Систромом ожидаемо спровоцировала информационное цунами в СМИ. Кушнер к тому моменту вернулся в свой офис в нижнем Манхэттене и оставил записки каждому из подчиненных: «оставайтесь сфокусированными», «игнорируйте шум».

Сам Кушнер давно обзавелся надежными берушами, которые помогают ему в нужный момент абстрагироваться от внешнего мира. Его отец Чарльз Кушнер, сколотивший миллиардное состояние на недвижимости, несколько лет назад был приговорен к двум годам тюрьмы за манипуляции с налогами. Об этом написала каждая газета страны. Несмотря на пристальный интерес со стороны журналистов, Джошуа удалось по-тихому организовать свой венчурный фонд. Впрочем, успех c Instagram положил конец попыткам находиться вне поля общественного зрения.

Крайне легко проигнорировать успех Кушнера, сочтя его сынком богатого папы, решившим сыграть в инвестиционную рулетку. Но это неправильно. «Невозможно представить, чтобы мы выделили несколько миллионов долларов какому-то человеку лишь из-за его связей», — говорит Эндрю Голден, глава эндаумента Принстонского университета, одного из клиентов Thrive Capital. Хотя в возрасте Кушнера могут возникнуть проблемы с арендой автомобиля, ему удалось собрать в свой фонд целый ряд элитарных инвесторов вроде Университета Дюка и миллиардера и основателя PayPal Питера Тиля.

Один из самых успешных венчурных инвесторов планеты партнер Accel Partners Джим Брейер вложил свои деньги в два стартапа Кушнера — Vostu (социальные игры) и Art.sy (сайт для поклонников современного искусства). «Он обладает невероятными предпринимательскими инстинктами и чертовски умен», — рассказывает Брейер. По словам основателя и CEO музыкального сервиса Spotify Дэниэла Эка, Кушнер представляет собой «уникальный гибрид инвестора и стартапера, который очень хорош в построении компаний».

Кушнер воспитывался в семейном бизнесе. Вместо воскресных походов на бейсбол, отец брал мальчика на стройку, а на День Благодарения они ездили по городу и искали потенциальные объекты инвестиций. «Идея заключалась в том, что когда все отдыхают, ты должен работать. Ничто не получается само собой», — говорит Кушнер, который с тех пор превратился в высокого красивого мужчину.

Он поступил в Гарвард на факультет политологии как раз в то время, когда Марк Цукерберг покинул университет, а Facebook начал привлекать всеобщее внимание. Фактически каждый второй студент пытался запустить в своей комнате многомиллиардную компанию. Кушнер решил осваивать неизведанный рынок Бразилии. Вместе с двумя приятелями они основали Vostu. Сейчас это главная платформа в Бразилии для социальных игр, насчитывающая свыше 40 млн пользователей.

Из Гарварда путь Кушнера лежал в коридоры Уолл-стрит. Больше года он провел в инвестиционным подразделении Goldman Sachs, где днем разрабатывал новые финансовые инструменты, а по ночам доводил до ума Vostu. Именно тогда он подумал, что строить собственные компании ему хочется значительно сильнее, чем работать в банках. Он вернулся в Гарвард, чтобы получить степень MBA, но это было достаточно бессмысленно. «Я был одним из худших студентов на потоке, поскольку меня никогда не было на занятиях, — улыбается Кушнер. — Всю неделю я проводил в Южной Америке, пытаясь успеть на нужный самолет, чтобы попасть на пятничную лекцию».

Тогда же он начал интересоваться венчурными инвестициями. Вместе со своим братом Джаредом (фактическим главой девелоперского бизнеса Кушнеров, владельцем New York Observer и мужем дочери Дональда Трампа) они сделали небольшие ставки на стартапы вроде Kickstarter, занимающийся краудфандингом.

Вскоре он познакомился с Джоэлом Катлером, основателям фонда General Catalyst, который специализируется на ранних инвестициях в молодые технологические компании. «У него определенно есть нюх, — говорит Катлер, — Он может уже на самых первых этапах определить, кто может добиться успеха и у кого есть действительно большая идея». Когда ведущие венчурные фонды начали охотиться за Кушнером, Катлер уговорил его начать собственное дело. В Thrive Capital Катлер занял место советника и представил его нескольким важным институциональным инвесторам. В сентябре 2010 запустился первый фонд Кушнера — Thrive I объемом $10 млн.  Деньги были вложены в ряд молодых стартапов наподобие Fab (дизайн), GroupMe (приложение для группового чата) и Simple (сервис управления личными финансами). Thrive II закрылся в минувшем июле уже с $40 млн инвесторских денег. Средства были вложены в Art.sy, Warby Parker (очки), Codecademy (онлайн-курсы по программированию) и, наконец, Instagram.

Кушнер любит возиться с компаниями из своего портфеля. Он помог Систрому превратить Instagram из набора фотофильтров для iPhone в процветающую социальную сеть. «Он прилетал к нам каждые две недели и целый день сидел в офисе, готовый оказать любую помощь. Ни один другой инвестор так себя не ведет», — рассказывает Систром. При этом после сделки с Facebook, по его словам, ничего не изменилось: «Джошуа недавно позвонил и спросил, когда мы готовы его принять».

Так происходит с каждым стартапом. Сейчас Кушнер занимается сервисом для торговли и обмена подержанными вещами. Он сидит за столом из белого мрамора и тестирует демоверсию мобильного приложения. Ему кажется, что пользователю предлагается слишком много возможностей, что в конечном итоге может запутать. Молодой человек из Бразилии с козлиной бородкой, основатель сервиса, с ним не согласен. После продолжительного спора они решают поговорить об этом попозже и переходят к дизайну. Через час Кушнер решает, что ему пора проветрится. Он отправляется с родителями в кино — смотреть документальный фильм про собственную бабушку, которая пережила холокост.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus